Дистанция
ПОРТАЛ САМОРАЗВИТИЯ «DISTANT-NIK»

Статья: Читаем стихи, тренируем интонации

Я умею читать стихи с яркими и богатыми интонациями. Эти интонации я научился переносить в мою повседневную речь.

Автор: Н.И. КОЗЛОВ, д-р психологических наук, профессор
Ректор Университета практической психологии

Наверное, у вас на книжной полке стоит роман Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин». Вы давно брали его в руки? Возьмите, откройте – и почитайте вслух. Послушайте слова, из которых складывается роман, послушайте звучание этих слов – доставьте себе это удовольствие! А потом послушайте, как «Евгения Онегина» читает Иннокентий Смоктуновский - и попробуйте повторить его тембр, его дыхание и его интонации. Когда это начнет у вас получаться, оставьте это себе как звучание уже вашей повседневной речи.

Цель упражнения "Интонации" – работа над интонацией и голосом с помощью стихотворений.

Методика: я даю вам специально подобранные стихи с интересными, очень характерными интонациями (точнее, с возможностью интересных интонаций).

Ваша задача №1 - поискать свои интонации для их прочтения, найти свой способ их прочтения, прочитать их и записать их на диктофон.

Задача №2: прослушать эти стихотворения, как читают их профессионалы, и попытаться воспроизвести стихотворение с интонациями профессионалов. Снова - записать на диктофон.

Чтобы было удобнее работать, здесь же привожу тексты стихотворений для тренировки интонаций.

В результате должна быть не театральная декламация, а основные яркие и сильные интонации, востребованные в жизни. Что для этого нужно?

  1. Выбрать правильное стихотворение, смысл, текст и интонацию которого можно применить в жизни. Это могут быть лирические, драматические, детские, веселые стихотворения. Читать их можно как для себя для повышения энергии, настроения, так и для других людей, детей. Подборки лучших эмоционально выразительных стихотворений можно посмотреть на Психологосе: тут и далее смотрите связанные статьи.
  2. Читая стихотворение нужно научиться «доставать до души», чтобы люди почувствовали настоящую жизнь, увидели картину происходящих действий, запомнили смысл, прониклись душой.
  3. Подобрать правильную интонацию. Интонация в стихотворении будет найдена тогда, когда слова легко произносить, когда они льются на одном дыхании, как в песне.
  4. Подстроить дыхание. У каждого стихотворения есть свое дыхание. Его нужно найти или подобрать нужное.
  5. В веселых стихотворениях лучше читать с детской интонацией. Получается действительно ярко, задорно, игриво, интересно.
  6. Увидеть какое стихотворение нужно прочитать примерно в одной интонации, а какое с резкой сменой интонаций и картинок, чтобы были заметны перепадыТакже здесь важно обратить внимание на частоту произношения. Где-то возможно проговаривать быстро, строка за строкой, где-то с теплотой, медленно и душевно.
  7. Импровизировать нужно на базе хороших наработок, образцов. Если стихотворение читать впервые, то лучше сначала посмотреть как его читают профессионалы, а затем с той же интонацией прочитать самому. Т.к. копирование – это первый шаг, чтобы попасть в слог.
  8. Проживать образ самому, когда читаешь стихотворение. Это тоже один из факторов, чтобы на все 100% подобрать интонацию!

НАПРАВЛЕНИЕ РАБОТЫ

Восхищенная красота. "Мороз и солнце - день чудесный". Важна звонкость голоса и восхищенными глазами видеть картины, описанные в стихах.

Лирическая задушевность. "Свиданий наших каждое мгновенье". Мягкий тембр, чередование надежды и печали.

Эротика. "Это было у моря", "В шумном платье муаровом".

Мощная энергетика. Маяковский "Паспорт". Тренируйтесь перед зеркалом или на камеру. Выберите небольшой отрывок стихотворения, который вы знаете наизусть и начинайте повторяйте его, раз за разом раскручивая свою энергетику. Громче! Четче! Не всегда нужно говорить быстрее, важнее делать в нужных местах ударные акценты. Проверьте - ежедневные тренировки по 15 минут скоро действительно поднимут вашу энергетику.

Научились энергично выступать перед зеркалом, переносите этот навык в жизнь: в каждом разговоре старайтесь выдавать энергетику выше вашего обычного уровня. Ваша речь слышится странно? Не важно, вначале это бывает у всех. Через две недели все устаканится и вы начнете говорить энергично и громко естественным для себя образом.

Драматизм. Маяковский "Лиличке". Резкие перепады громкости и скорости, скачки от отчаяния и благодарности.

Философская глубина: "Пророк".

В ПОМОЩЬ

Аудио⤵️: Мороз и солнце. А.С. Пушкин. Читает Н.И. Козлов

Игорь Северянин

Кензели

В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом
По аллее олуненой Вы проходите морево...
Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,
А дорожка песочная от листвы разузорена -
Точно лапы паучие, точно мех ягуаровый.

Для утонченной женщины ночь всегда новобрачная...
Упоенье любовное Вам судьбой предназначено...
В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом -
Вы такая эстетная, Вы такая изящная...
Но кого же в любовники? И найдется ли пара Вам?

Ножки пледом закутайте дорогим, ягуаровым,
И садясь комфортабельно в ландолете бензиновом,
Жизнь доверьте Вы мальчику в макинтоше резиновом, 
И закройте глаза ему Вашим платьем жасминовым -
Шумным платьем муаровым, шумным платьем муаровым!

Аудио⤵️: "В шумном платье муаровом". Читает Н.И. Козлов


Видео⤵️: Поет Юрий Березин. "В шумном платье муаровом". Так звучат эти стихи в песенном варианте


Видео⤵️: "В шумном платье муаровом". Потрясающее сопрано - Ирина Дельская

Это было у моря

Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж...
Королева играла в башне замка Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.

А потом отдавалась, отдавалась грезово,
До восхода рабыней проспала госпожа...
Это было у моря, где волна бирюзова,
Где ажурная пена и соната пажа.

Аудио⤵️: "Это было у моря". Читает Н.И. Козлов

Владимир Маяковский

Лиличке

Дым табачный воздух выел. Комната - глава в крученыховском аде.
Вспомни - за этим окном впервые руки твои, исступленный, гладил.

Сегодня сидишь вот, сердце в железе,
День еще - выгонишь, можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав.

Выбегу, тело в улицу брошу я.
Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась.
Не надо этого, дорогая, хорошая, дай простимся сейчас.

Все равно любовь моя - тяжкая гиря ведь - висит на тебе, куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь горечь обиженных жалоб.

Если быка трудом уморят - он уйдет, разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей, мне нету моря, а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

Захочет покоя уставший слон - царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей, мне нету солнца, а я и не знаю, где ты и с кем.

Если б так поэта измучила,
Он любимую на деньги б и славу выменял,
а мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени.

И в пролет не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. 
Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа.

Завтра забудешь, что тебя короновал, что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал растреплет страницы моих книжек...

Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша?
Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг.

Аудио⤵️: "Лиличке". Читает Н.И. Козлов


 

Стихи о советском паспорте

Я волком бы выграз бюрократизм.
К мандатам почтения нету.
К любым чертям с матерями катись любая бумажка.
Но эту…

По длинному фронту купе и кают чиновник учтивый движется.
Сдают паспорта, и я сдаю мою пурпурную книжицу.
К одним паспортам – улыбка у рта.
К другим – отношение плевое.

С почтеньем берут, например, паспорта с двухспальным английским левою.
Глазами доброго дядю выев, не переставая кланяться,
Берут, как будто берут чаевые, паспорт американца.
На польский – глядят, как в афишу коза.
На польский – выпяливают глаза в тугой полицейской слоновости –
Откуда, мол, и что это за географические новости?
И не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав,
Берут, не моргнув, паспорта датчан и разных прочих шведов.

И вдруг, как будто ожогом, рот скривило господину.
Это господин чиновник берет мою краснокожую паспортину.
Берет – как бомбу, берет – как ежа, как бритву обоюдоострую,
Берет, как гремучую в 20 жал змею двухметроворостую.
Моргнул многозначаще глаз носильщика, хоть вещи снесет задаром вам.

Жандарм вопросительно смотрит на сыщика, сыщик на жандарма.
С каким наслажденьем жандармской кастой я был бы исхлестан и распят за то,
Что в руках у меня молоткастый, серпастый советский паспорт.

Я волком бы выгрыз бюрократизм.
К мандатам почтения нету.
К любым чертям с матерями катись любая бумажка.
Но эту…
Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза.
Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза.

Аудио⤵️: "Стихи о советском паспорте". Читает Н.И. Козлов

"Стихи о советском паспорте" читает Александр Маханов.

Апполон Майков

Я б тебя поцеловала,
Да боюсь, увидит месяц,
Ясны звездочки увидят
С неба звездочка скатится
И расскажет синю морю,
Сине море скажет веслам,
Весла - Яни-рыболову,
А у Яни - люба Мара
А когда узнает Мара -
Все узнают в околотке,
Как тебя я ночью лунной
В благовонный сад впускала,
Как ласкала, целовала,
Как серебряная яблонь
Нас цветами осыпала…

Аудио⤵️: Апполон Майков. Читает Н.И. Козлов

Арсений Тарковский

Первые свидания

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Быстрей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась 
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: "Будь благословенна!" —
Я говорил, и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И — боже правый! — ты была моя.

Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово ТЫ раскрыло
Свой новый смысл и означало: ЦАРЬ.

На свете все преобразилось, даже
Простые вещи — таз, кувшин, когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам с нами было по дороге,
И рыбы поднимались по реке,
И небо развернулось пред глазами...

Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.

Аудио⤵️: "Первые свидания". Читает Н.И. Козлов

И это снилось мне, и это снится мне...

И это снилось мне, и это снится мне,
И это мне еще когда-нибудь приснится,
И повторится все, и все довоплотится,
И вам приснится все, что видел я во сне.

Там в стороне от нас, от мира в стороне,
Волна идет вослед волне о берег биться,
А на волне — звезда, и человек, и птица,
И явь, и сны, и смерть — волна вослед волне.

Зачем считать меня? Я был, и есть, и буду.
Жизнь — чудо из чудес, и на ладони чуду
Один, как сирота, я сам себя кладу,

Один, среди зеркал в ограде отражений
Морей и городов, лучащихся в чаду…
И мать в слезах кладет ребенка на колени.

Аудио⤵️: "И это снилось мне". Читает Н.И. Козлов

Наш сосед Иван Петрович

Знают нашего соседа
Все ребята со двора.
Он им даже до обеда
Говорит, что спать пора.

Он на всех глядит сердито,
Все не нравится ему:
- Почему окно открыто?
Мы в Москве, а не в Крыму!

На минуту дверь откроешь -
Говорит он, что сквозняк.
Наш сосед Иван Петрович
Видит все всегда не так.

Нынче день такой хороший,
Тучки в небе ни одной.
Он ворчит:- Надень галоши,
Будет дождик проливной!

Я поправился за лето,
Я прибавил пять кило.
Я и сам заметил это -
Бегать стало тяжело.

- Ах ты, мишка косолапый, -
Мне сказали мама с папой,
- Ты прибавил целый пуд! 
- Нет,- сказал Иван Петрович, 
- Ваш ребенок слишком худ!

Мы давно твердили маме:
"Книжный шкап купить пора!
На столах и под столами
Книжек целая гора".

У стены с диваном рядом
Новый шкап стоит теперь.
Нам его прислали на дом
И с трудом втащили в дверь.

Так обрадовался папа:
- Стенки крепкие у шкапа,
Он отделан под орех!
Но пришел Иван Петрович -
Как всегда, расстроил всех.

Он сказал, что все не так:
Что со шкапа слезет лак,
Что совсем он не хорош,
Что цена такому грош,
Что пойдет он на дрова
Через месяц или два!

Есть щенок у нас в квартире,
Спит он возле сундука.
Нет, пожалуй, в целом мире
Добродушнее щенка.

Он не пьет еще из блюдца.
В коридоре все смеются:
Соску я ему несу.
- Нет! - кричит Иван Петрович.
- Цепь нужна такому псу!

Но однажды все ребята
Подошли к нему гурьбой,
Подошли к нему ребята
И спросили:- Что с тобой?

Почему ты видишь тучи
Даже в солнечные дни?
Ты очки протри получше
- Может, грязные они?
Может, кто-нибудь назло
Дал неверное стекло?

- Прочь! - сказал Иван Петрович.
Я сейчас вас проучу!
Я, - сказал Иван Петрович,
- Вижу то, что я хочу.

Отошли подальше дети:
- Ой, сосед какой чудак!
Очень плохо жить на свете,
Если видеть все не так.

Видео⤵️: Агния Барто. Наш сосед Иван Петрович. Читает Рина Зеленая

​​Отчего кошку назвали кошкой? (Самуил Маршак)

У старика и старухи
Был котёночек черноухий,
Черноухий И белощёкий,
Белобрюхий И чернобокий.

Стали думать старик со старухой:
- Подрастает наш черноухий,
Мы вскормили его и вспоили,
Только дать ему имя забыли.

Назовём черноухого "Тучей".
Пусть он будет большой и могучий -
Выше дерева, больше дома,
Пусть мурлычет он громче грома!

- Нет,- сказала, подумав, старуха, -
Туча легче гусиного пуха.
Гонит ветер огромные тучи,
Собирает их в серые кучи.
Свищет ветер протяжно и звонко.
Не назвать ли нам "Ветром" котёнка?

- Нет, старуха,- Старик отвечает,-
Ветер только деревья качает,
А стена остаётся в покое,
Не назвать ли котёнка "Стеною"?

Старику отвечает старуха:
- Ты лишился на старости слуха!
Вот прислушайся вместе со мною:
Слышишь, мышка шуршит за стеною?
Точит дерево мышка-воришка.
Не назвать ли нам кошку- "Мышка"?

- Нет, старуха,- Старик отвечает,-
Кошка мышку со шкуркой съедает.
Значит, кошка сильнее немножко!
Не назвать ли нам кошку кошкой?

Аудио⤵️: Самуил Маршак. "Отчего кошку назвали кошкой"

Аудио⤵️: "Отчего кошку назвали кошкой". Читает Н.И. Козлов

Поросенок и жеребенок (Михаил Яснов)

Поросенок - сенок - поро,
Жеребенок - бенок - жере
Шли однажды по дороге
Ниоткуда никуда.

Поросенок - сенок - жере,
Жеребенок - бенок - поро
Поскользнулись и упали,
И скатились под откос.

Поросенок - женок - поро,
Жересенок - сенок - жере
Так запутались в сугробе,
Что подняться не смогли.

Говорила Мышка Кошке:
- Я вчера видала чудо -
Ржал в сугробе поросенок,
Как здоровый жеребец!

Отвечала Кошка Мышке:
- Это все пустые сплетни -
Я слыхала: жеребенок
Хрюкал до ночи в снегу!

- Ерунда! - вскричала Мышка.
- Ерунда! - вскричала Кошка.
- Шутки! - Враки! - Чушь!
- Нелепость! И расселись по углам.

Поросенок - сенок - поро,
Жеребенок - бенок - жере
Утром вылезли из снега
И сказали дружно: "Фу-у-у!"

И пошли тихонько дальше.
Поросенок простудился
И из каждого колодца
Пил парное молоко.

Аудио⤵️: "Поросенок и жеребенок" - читает Н.И. Козлов

Чёрный человек (Сергей Есенин)

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек
Водит пальцем по мерзкой книге
И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Черный человек,
Черный, черный!

«Слушай, слушай, —
Бормочет он мне, —
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
Снег до дьявола чист,
И метели заводят
Веселые прялки.
Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою.

Счастье, — говорил он, —
Есть ловкость ума и рук.
Все неловкие души
За несчастных всегда известны.
Это ничего,
Что много мук
Приносят изломанные
И лживые жесты.

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым —
Самое высшее в мире искусство».

«Черный человек!
Ты не смеешь этого!
Ты ведь не на службе
Живешь водолазовой.
Что мне до жизни
Скандального поэта.
Пожалуйста, другим
Читай и рассказывай».

Черный человек
Глядит на меня в упор.
И глаза покрываются
Голубой блевотой, —
Словно хочет сказать мне,
Что я жулик и вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.

.......................................

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная.
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,
И деревья, как всадники,
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица.
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.
Вот опять этот черный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

«Слушай, слушай! —
Хрипит он, смотря мне в лицо,
Сам все ближе
И ближе клонится. —
Я не видел, чтоб кто-нибудь
Из подлецов
Так ненужно и глупо
Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
Ведь нынче луна.
Что же нужно еще
Напоенному дремой мирику?
Может, с толстыми ляжками
Тайно придет „она“,
И ты будешь читать
Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
Забавный народ.
В них всегда нахожу я
Историю, сердцу знакомую, —
Как прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами...

И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою».

«Черный человек!
Ты прескверный гость.
Эта слава давно
Про тебя разносится».
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу...

..................................

...Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И разбитое зеркало...

Видео⤵️: "Черный человек" в исполнении Сергея Безрукова. Прочитаете так же?

Настанет день (Иван Бунин)

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку,
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.

И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
и море ровной синевой
манить в простор пустынный свой.

Видео⤵️: Иван Бунин. Настанет день, исчезну я... 

Синий цвет (Николоз Бараташвили)

Цвет небесный, синий цвет, 
Полюбил я с малых лет.
В детстве он мне означал 
Синеву иных начал.

И теперь, когда достиг 
Я вершины дней своих,
В жертву остальным цветам 
Голубого не отдам.

Он прекрасен без прикрас. 
Это цвет любимых глаз.
Это взгляд бездонный твой, 
Напоенный синевой.

Это цвет моей мечты. 
Это краска высоты.
В этот голубой раствор 
Погружен земной простор.

Это легкий переход 
В неизвестность от забот
И от плачущих родных 
На похоронах моих.

Это синий негустой 
Иней над моей плитой.
Это сизый зимний дым 
Мглы над именем моим.

Видео⤵️: "Синий цвет" - Стихи Николоза Бараташвили, перевод Бориса Пастернака. Читает Резо Габриадзе

Путник (Белла Ахмадулина)

Прекрасной медленной дорогой
Иду в Алёкино (оно зовёт себя: Алёкино),
и дух мой, мерный и здоровый,
мне внове, словно не знаком.

И, может быть, не современник
мне тот, по склону, сквозь репейник
в Алёкино за молоком бредущий путник.

Да туда ли,
затем ли, ныне ль он идет,
врисован в луг и небосвод
для чьей-то думы и печали?
Я - лишь сейчас, в сей миг, а он -
всегда: пространства завсегдатай,
подошвами худых сандалий
осуществляет ход времен
вдоль вечности и косогора.
Приняв на лоб припек огня
небесного, он от меня
все дальше и - исчезнет скоро.
Смотрю вослед своей душе,
как в сумерках на убыль света,
отсутствую и брезжу где-то
то ли еще, то ли уже.
И, выпроставшись из артерий,
громоздких пульсов и костей
вишу, как стайка новостей,
в ночи не принятых антенной.

Моё сознание растолкав 
и заново его туманя
дремотной речью, тётя Маня
протягивает мне стакан
парной и первобытной влаги.

Сижу. Смеркается. Дождит.
Я вновь жива и вновь должник
в дали белеющей бумаги.

Старуха рада, что зятья
убрали сено. Тишь. Беспечность.
Течёт, впадая в бесконечность,
журчание житья – бытья.

И снова путник одержимый
вступает в низкую зарю,
и вчуже долго я смотрю
на бег его непостижимый.

Непоправимо сир и жив,
он строго шествует куда-то,
как будто за красу заката
на нём ответственность лежит.

Видео⤵️: Белла Ахмадулина. Путник. Читает Н.И. Козлов

Весна (Н.И. Козлов)

Работать надо - а не хочется.
Весна шарахнула, явившись!
Собаки на заборы мочатся,
В любви друг другу объяснившись.

Закон весны универсален!
Преодолев земные силы,
Я полечу под небесами 
Купаться в луже теплой сини!

А чтоб ты там, внизу, не плакала,
От аппетитных тучек-бочек
Я отломаю самый лакомый
И подарю тебе кусочек...

Видео⤵️: "Весна". Читает Н.И. Козлов

Сонет (Иван Бунин)

Поп сив и стар. Глаза красны от слез.
Одна забота — зажигать лампады.
Жена в гробу. И дочка за оградой.
Последний друг — худой, облезлый пес.

Теперь попу уже немного надо:
Краюшку хлеба, пачку папирос...
Но жаден пес. С ним никакого сладу -
Лукав, хитер. И мясо он унес.

Нет, так нельзя! В глазах усталых пламень,
Поп, ковыляя, тащится в сарай,
Берет топор. И, наточив о камень,
Псу говорит в последний раз: прощай.

Топор взлетел широким плавным взмахом,
И заалела киноварью плаха.

Аудио⤵️: Сонет. Читает Н.И. Козлов

Видео⤵️: Демон. Александр Блок. Читает Н.И. Козлов

Видео⤵️: Пророк. А.С. Пушкин. Читает И. Смоктуновский

Три интонации